«Пища богов» Теренса МакКенны – манифест свободы или галюциногенный бред?


Совершенно очевидно, что приватное применение
психоактивных веществ, легальных и нелегальных,
будет все более и более становиться частью будущего мировой культуры.
Т. Маккенна «Пища богов»

Вся его жизнь была воплощением идей, которые его вдохновляли. Жизнь, похожая на приключенческий роман. Человек, воистину не расстающийся со своей музой, и посвятивший мечте всю жизнь – поиску смыслов для себя и всего человечества. Или все его идеи не более чем попытки найти объяснение психоделической революции 60-х и возвести ее в ранг эволюционно значимых явлений?

Самой увлекательной и легко читаемой книгой Теренса Маккены стала «Пища богов» — книга, меняющая сознание не одного поколения энтузиастов. Ее можно назвать далеко не краткой энциклопедией психоактивных веществ, истории их использования и влияния на культуру. Книга полна исторических фактов и занимательных историй, местами заставляет смеяться, а местами – глубоко задуматься.

В «Пище богов» автор подробно рассматривает современное общество потребления, культуру владычества и подавления, свободу и зависимость, поведение одержимости и привычки, а также подробную историю использования человеком психоактивных веществ.

В книге описывается постепенное знакомство белого человека с такими дарами природы, как аяхуаска, пейот, мескалин, псилоцибин. Об открытии и применении ЛСД Маккена говорит с присущим ему искрометным юмором, хотя и подчеркивает важность этого явления в контексте перипетий мировой истории 20 века.

«Но ЛСД – это более чем товар. Это товар, разрушающий социальную машину, через которую он проходит. Этот эффект сбивал с толку все фракции, которые пытались использовать ЛСД, чтобы протолкнуть какую-нибудь политическую программу».

Теренс Маккена честно, без общепринятых фильтров рассматривает зависимость от различных веществ и не только их, он стоит горой за использование и легализацию марихуаны и психоделиков, при этом считает, что самые тяжкие зависимости порождает табак, героин и телевидение.

Продвигая красивую теорию эволюции человека из обезьяны с помощью галлюциногенных грибов, Маккена блестяще защищает версию симбиотических отношений человека и псилоцибина. Книга может нравиться или не нравиться, вызывает желание спорить или соглашаться – но уже много лет не оставляет равнодушным думающее население нашей планеты. Каждый сам делает свой вывод. Если кто еще не читал, рекомендуем.

Здесь приведем некоторые цитаты и значимые тезисы из этой книги.

«Идея, которую мы исследуем в этой книге, состоит в том, что определенное семейство активных химических соединений – индольные галлюциногены – играло решающую роль в возникновении наших сугубо человеческих качеств и такого чисто человеческого свойства, как саморефлексия».

О свободе

«Легальные и нелегальные вещества, способствующие одержимому поведению, держат в рабстве целые правительства и народы третьего мира».  
«Одержимость человека обычного имеет тенденцию фокусироваться на чем-то доступном здесь и теперь – на сфере непосредственного удовлетворения через секс, пищу и наркотики. Одержимость химическими составляющими пищи и наркотиков (называемыми также метаболитами) именуется пристрастием».
«Привычка. Одержимость. Пристрастие. Слова эти  сигнальные знаки на пути все большего убывания свободной воли».

Об особой роли языка как инструмента иного порядка реальности

«По-видимому, главный синергетический эффект псилоцибина в конечном счете проявляется в области языка. Он возбуждает вокализацию, дает возможность артикуляции, преобразует язык в нечто осязаемое зримо. Он мог иметь определенное влияние на внезапное возникновение и сознания, и употребление языка у древних людей».

О проблеме свободы воли и зависимости человека
Об алкоголе

«Побои жен без алкоголя все равно что цирк без львов».
«Алкоголизм был редок до открытия дистилляции и не являлся социальной и общинной проблемой. Как пристрастие к героину стало пагубным цветком, распустившимся от сравнительно безобидной привычки потребления опия, так и дистиллированный алкоголь обратил священное искусство пивовара и винодела в грубую экономическую машину утраты человеческих надежд».
«Трудно говорить на эту тему. Алкоголь потребляют миллионы – мужчин и женщин, так что я не приобрету друзей, выразив точку зрения, что алкогольная культура не является политически корректной. Однако, как объяснить терпимость закона к алкоголю, самому разрушительному из опьяняющих средств, и просто бешеные усилия, направленные на запрещение почти всех прочих средств? Может быть, мы готовы отдавать ту страшную дань, какую требует алкоголь, потому что это позволяет нам сохранять репрессивный стиль владычества, оставляющий всем нам роль инфантильных и безответственных участников в этом мире, с его торговлей неудовлетворенными сексуальными фантазиями?»

О сахаре

«Не является ли натяжкой обсуждать сахар в контексте потребления человеком психоактивных веществ? Отнюдь нет. Злоупотребление сахаром – привычка, менее всего обсуждаемая в мире и наиболее распространенная. И это одна из тяжелейших привычек к искусственному удовольствию. Приверженцы сахара могут придерживаться постоянного потребления в умеренных количествах, а могут быть и такими, что наедаются “до отвала”. Примерами серьезности пристрастия к сахару служат субъекты, способные в избытке поглощать насыщенную сахаром пищу, а затем вызывать рвоту или пользоваться слабительным, чтобы позволить себе съесть сахара побольше… Как и со всякими стимуляторами, прием сахара сопровождается короткой эйфорией, за которой следует депрессия и чувство вины. Как синдром, пристрастие к сахару редко встречается в изолированном виде. Наиболее распространены пристрастия смешанного типа – к примеру, сахар и кофеин…После алкоголя и табака сахар – самое вредное из потребляемых человеком веществ, вызывающих пристрастие. Его неконтролируемое потребление может привести к серьезной химической зависимости».
«Невероятно, но за относительно короткий период (два века) четыре стимулятора – сахар, чай, кофе и шоколад – смогли из товаров местного пользования превратиться в предмет торговли крупнейших торговых империй, охраняемых военными силами, наиболее значительными из когда-либо известных до того времени и поддерживаемых заново введенной практикой рабского подневольного труда. Таково действие «чашечки, что бодрит, но не опьяняет».

О телевидении

«Самой близкой аналогией силы пристрастия к телевидению и той трансформации ценностей, которая происходит в жизни тяжело пристрастившегося потребителя, будет, вероятно, героин. Героин делает образ плоским, как бы «выравнивает» его; с героином все ни холодно, ни горячо; наркоман-джанки смотрит вовне на мир, уверенный – что бы ни происходило, все это не имеет никакого значения. Иллюзия знания и контроля, какую дает героин, аналогична неосознанному допущению телевизионного потребителя, будто то, что он видит, где-то в мире является «реальным». По сути, видимое является косметически улучшенным видом продуктов. Телевидение, хотя и не является химическим вторжением, тем не менее в такой же мере способствует пристрастию и точно так же вредно физиологически, как и любой другой наркотик… Совсем не отличаясь от наркотиков или алкоголя, телепереживание позволяет своему участнику вычеркнуть мир реальный и войти в приятное и пассивное состояние. Тревоги и заботы с помощью поглощенности телепрограммой, куда-то вдруг исчезают, так же как и при выходе в «путешествие», вызванное наркотиками или алкоголем».

О легализации

Объясняет проблему легализации глубоко и просто:

«Самый сильный аргумент в пользу легализации любого средства или вещества состоит в том, что общество было в состоянии пережить легализацию алкоголя. Если мы можем выдержать легальное потребление алкоголя, то какого же вещества, какого снадобья не вынесет структура нашего общества?»

О потреблении и ценностях

 «Несмотря на всевозможные причуды в естественном питании и общее повышение знаний по части диеты, типично американская диета взрослых продолжает оставаться сахарной, мясной и алкогольной. Эта «прожженная диета» не является ни здоровой, ни экологически разумной; она приводит к сердечным заболеваниям, к неправильному использованию земли, к алкоголизму и отравлению».
«Тревожно сознавать, что едва удерживаемая тонкая паутина дипломатических соглашений и договоров, стоящих между нами и ядерным армагеддоном, была сплетена в атмосфере той сентиментальности и шумной бравады, которая всегда характерна для личности алкоголика».

О наркотиках

«Нам нужно удобное определение того, что мы подразумеваем под «наркотиками». Наркотик – это то, что вызывает непросматриваемое, одержимое и привычное поведение. При одержимости поведение не исследуют, не просматривают, его просто проявляют. И ничему не позволят стать на пути удовлетворения. Это такая жизнь, за которую нам приходится расплачиваться на всех уровнях. Быть начеку, потреблять и снова быть начеку и потреблять. Выбор психоделический стоит особняком, где-то в скромном уголке, и о нем никто никогда не упоминает, тем не менее, он представляет собой единственный противоток тенденции оставить людей в «сконструированных» состояниях сознания. Но не в их собственной конструкции, а в конструкции Мэдисон-авеню, Пентагона, пятисот корпораций Форчуна. Это не просто метафора – так с нами действительно происходит».

О власти

«Когда-то говорили, что женщинам нельзя давать право голоса, иначе общество погибнет. А до того короли не могли уступить свою абсолютную власть: иначе будет хаос. А теперь нам говорят, что нельзя легализовать психоактивные вещества, так как иначе произойдет распад общества. Это абсолютная бессмыслица».

О психотропных растениях

«Наша история является историей отношений с растениями. Ее уроки можно сделать осознанными, внести в социальную политику и использовать для созидания более благополучного, осмысленного мира, или же их можно отвергать, как это случилось с человеческой сексуальностью, обсуждение которой запрещалось до тех пор, пока работы Фрейда и других не вынесли ее на всеобщее обозрение. Эта аналогия уместна, поскольку усиление способности познавательного опыта, возможное благодаря растительным галлюциногенам, в основе своей настолько же фундаментально для сущности человека, насколько и сексуальность. Вопрос о том, как скоро мы разовьемся в зрелое сообщество, способное обратиться к этим темам, целиком и полностью зависит от нас».

Насыщенный видеоматериал, посвященный Теренсу МакКенне, на YouTube